воскресенье, 30 июня 2019 г.

1993. "Всё, что было в "Белом доме", - это фарс"

Пример классовой жестокости: 

Пишет aizen_tt в ЖЖ:

Раскрытие агента, тяжелый путь и пожар




Когда арестовали и увезли А. Макашова, Р. Хасбулатова и А. Руцкого, возле Белого Дома остался комендант Кремля М. Барсуков, который руководил арестом трех силовых министров -- Ачалова, Дунаева, Баранникова и ряда депутатов.
Их поместили в БМП вместе с генералом Тарасовым и коммунистом Полозковым и затем они поехали, однако возле зоопарка машина остановилась.
Далее Ачалов вспоминает:
"Потом, подвели еще одного генерала - депутата Тарасова и бывшего секретаря Российской компартии Полозкова, посадили в БМП и вывезли на площадь возле зоопарка.
Вдруг экипаж оставил машину в центре площади. Двигатель БМП был включен, в машине был полный боекомплект снарядов и патронов. Был соблазн сесть за рычаги и уехать, но что-то меня насторожило.
Я стал осматривать площадь в смотровой прибор и увидел, что по машине шарит луч лазерного прицела. Я сразу приказал мужикам, чтобы они покинули машину... Если бы мы поехали, в нас бы точно послали противотанковую ракету, БМП взорвалась бы.
Нет людей—нет проблем... Когда мы вышли из БМП, смысла в нашем расстреле уже не было. Слишком много было свидетелей".
Итак, становится более понятным почему Коржаков не посадил трех министров в автобус с Руцким, Хасбулатовым и собой. Он задумал спровоцировать их всех на побег и убить при их попытке к бегству.


А. Коржаков


А. Коржаков не посадил 3-х министров в автобус, отправив их в отдельный БМП, где их оставили без охраны и с оружием, он хотел спровоцировать их на побег и подорвать

В конце концов все пассажиры не собираясь никуда убегать вышли на улицу, в этот момент В. Баранников куда то отделился от своих товарищей и вскоре он встретился с Барсуковым. Барсуков признавал факт этой встречи в газете "Известия" так:
«Я, - хотел встретиться с Баранниковым. Мы в свое время были в весьма хороших, если не сказать в дружеских отношениях. Я хотел посмотреть ему в глаза. Но раскаяния в них не увидел».
Однако остальные свидетели утверждали что все было несколько иначе -- они дружески обнимались.  И. Иванов пишет:
"Все четыре пассажира БМП увидели, как Баранников дружески принялся обниматься с... Барсуковым».
Барсуков напомню как раз интересовался где Баранников? 




В. Баранников (на фото) стал по дружески обниматься с М. Барсуковым
У кого то возникнет вопрос, а как же Баранников мог быть за Ельцина, если его чуть не убили в БМП с Ачаловым и Дунаевым? Действительно Баранников мог погибнуть от провокации ельцинистов -- но это не говорит о том, что он не ельцинист, скорее о том, что ельцинисты легко могут принести в расход своих союзников.


М. Барсуков


М. Барсуков искал Баранникова, чтобы по дружески его обнять, как обнимают друг друга победители после победы

Когда спустя 5 лет корреспонденты "Известий" задали вопрос Н. Глушко, тогдашнему министру безопасности России, имел ли В. Баранников контакты с кем то в ельцинском штабе, тот проговорился так:
" Да, был канал постоянной мобильной связи."




Н. Голушко (на фото) прямо заявил, что во все дни осады Белого Дома В. Баранников имел мобильную связь с штабом ельцинистов

В самом деле озарение приходит слишком поздно, в конце побежденные узнавали  предателей в своих рядах. Таких предателей было достаточно много. А.Баркашов не признает прямо что  был агентом ельцинистов, но заявит что имел мобильную связь с П. Грачевым.




А. Баркашов, "Петрович" как называл его Коржаков, которого всесильный нач. охраны Ельцина просто отпустил -- потому что "Петрович" был агентом ельцинистов

Как уж не вспомнить Рамзана Абдулатипова, который строя из себя "героя" сам признался что еще до 21 сентября договорился с Ельциным, что поможет ему в разгоне Верховного Совета и съезда, был его агентом в Белом Доме.




Р. Абдулатипов все дни осады был агентом ельцинистов в руководстве Белого Дома

Это далеко не все предатели и даже не самые крупные фигуры, ведь главными кто предавали были две важные шишки уехавшие в одном автобусе с Коржаковым. Потому они могли и не опасаться за свое будущее.
Момент когда Барсуков и Баранников обнялись стал своего рода тем самым прозрением. Генерал Б. В. Тарасов рассказывал так об этом:
«Когда я увидел эту сцену, у меня сразу же мелькнула мысль: значит все, что было в "Белом доме", - это фарс».


Генерал Б. Тарасов


Генерал Б. Тарасов когда увидел обнимания Барсукова и Баранникова, уловил что все что было -- было фарсом, т.е. никакой борьбы не было, была постановка, договорняк

Многих остальных защитников Белого Дома ждала незавидная участь. Поток людей уходивших из Белого Дома шел по трем направлениям -- через набережную, через мэрию и через Глубокий переулок. Проход через мэрию контролировали сотрудники МВД, под контролем "Альфы", они с честью выполнили свой долг, пропустив людей домой.
Но  на набережной и Глубоком переулке был ад. Разъяренные ОМОНовцы нападали на людей, избивали их и по некоторым свидетельствам даже убивали.





Людей выходивших с 17:00 через мэрию защищала "Альфа" пресекая любые попытки насилия над ними





Если уходя через мэрию люди могли чувствовать себя  в относительной безопасности, то в других участках поток контролировали силы МВД, где происходили страшные вещи
Руслан Хасбулатов вспоминал:
"Как оказалось, офицеры “Альфы”, обеспечив выполнение основного своего обязательства — сохранение нам жизни, не сумели выполнить в полном объеме данное мне и Руцкому обещание — вывезти людей из Парламентского дворца в безопасное место — к станциям метро. 
Расправа началась сразу же после того, как меня и Руцкого арестовали и в сопровождении бронетранспортера повезли в “Лефортово”. Прибывшие тогда же к “Белому дому” Коржаков и Барсуков отстранили от руководства операцией “Альфу”, и все дальнейшие действия исходили уже исключительно от них
Следовательно, это два наиболее приближенных к Ельцину должностных лица знали, чего хочет их “хозяин”, и действовали согласно его воле и распоряжениям. 
А людей начали жестоко избивать, выхватывая небольшими группами, и уводя в какие-то тупиковые дворы, специально приготовленные помещения, отделения и участки. Многих пристреливали — не случайно ведь до наступления темноты держали людей. 
Побоище началось страшное. Оно описано во множестве газет. 
Это было немотивированное, умышленное убийство многих людей и их избиение. 
Зверски избили моего заместителя Валентина Агафонова. Когда его начали избивать, на помощь бросился офицер отдела охраны — его омоновцы буквально искалечили, а когда упал, стали топтать ногами. 
Избивали всех — депутатов, служащих, мужчин, женщин, журналистов - кто попадался под руку и в зависимости от настроения палачей. 
Им были отданы “хозяином” жизни всех этих наших (и моих!) людей — и они убивали и избивали. Они мстили за то, что не смогли выполнить приказ "хозяина", сказавшего: 
"В капусту всех!"





Силовики избивают безоружного 


В. Фахрутдинова свидетельствует как это было, когда он уходил из Белого Дома по Глубокому переулку, затем по  Родчельской улице, где возле второго подъезда дома №14 их остановили силовики  и запихнули во внутренний двор дома.
Он рассказывал:
"Нас обыскали, проверили документы и втолкнули во внутренний двор дома. 
Так как во дворе стреляли, перебежками добежали до следующего проходного подъезда... в котором было много людей, в том числе солдаты срочной службы, спрятавшиеся во время перестрелки 3 октября в здании Верховного Совета. 
Все они были раздеты до пояса, стояли лицом к стене с поднятыми руками и их избивали...
В этом подъезде у меня отобрали удостоверение и... пытались силой поставить меня на колени.
Я ответил, что даже фашистам не удалось поставить на колени моего земляка-татарина Мусу Джалиля, и пусть не думают, что это удастся сделать им. Меня ударили прикладом по лицу, а потом по ребрам."




Это тот самый дом, где силовики МВД вечером 4 октября устроили пыточную





Далее их, по его словам, вытолкнули из двора, где они попали в руки ОМОНовцев и их продолжали избивать. Фахрутдинов все описывал так:
"Они избивали еще более жестоко. Людей положили на землю, а руки требовали держать на затылке. Подходили к ним и одновременно с двух сторон били коваными сапогами по их открытым ребрам. Жуткие крики и хруст поломанных ребер до сих пор снятся по ночам.
Лично меня за отказ поднять руки ударили прикладами по рукам, в результате чего — перелом головки левой лучевой кости.
Затем следующая "засада", а их всего было двенадцать, везде обыски, избиения. Среди милиционеров находились даже такие подонки, которые кричали: 
"Что с ними церемониться, увести их подальше и расстрелять".
Затем нас дубинками загнали в автобус "КавАЗ", заставили лечь друг на друга (штабелями), лицом вниз... 
Когда мужчина (35-40 лет), стоявший передо мной, пытался урезонить озверевших ОМОНовцев, показывая на искалеченных людей, уже лежащих и задыхающихся от нехватки воздуха, он тут же получил удар дубинкой по голове и упал, потеряв сознание... 
На него "уложили" меня, на меня — других. Это длилось до тех пор, пока не забили до отказа заднее сидение автобуса".




А вот строки из предсмертного письма Е. Н. Воробьевой:
«Осенью 93-го года я была у "Белого дома"... когда началась настоящая бойня, на моих глазах убили подругу, с которой мы дружили больше десяти лет... 
А потом я очутилась между раненным в живот мужчиной и спецназовцем с перекошенным от ненависти лицом.
Я крикнула ему: 
"Не стреляй, он же ранен!"... 
бросилась и заслонила того мужчину, думала, в женщину тот подонок не выстрелит, но пули вошли в мою спину... А потом в замызганном, грязном подъезде меня, раненую, все время теряющую сознание, насиловали два омоновца».

Депутат И.Константинов пишет:
"Я, помню, как закончились страшные события, бледные лица депутатов, окаменевшего Руслана Хасбулатова. Я хорошо помню, как ко мне подошел офицер "Альфы", тронул меня за плечо и сказал: 
"Вам не надо садиться в автобус, пойдемте я вас провожу". 
И вывел меня через оцепление. А сзади, в колодцах домов, раздавались автоматные очереди, там людей расстреливали".
Юрий Воронин писал:
"Позднее я встречался со многими народными депутатами, попавшими "в переплет" 4 - 5 октября 1993 г. Они подробно рассказывали, что с ними творили омоновцы. 
Вакиф Фахрутдинов показал медицинскую карту, выданную в клинике Склифосовского:
"Перелом 6, 7, 8-го ребер слева. Перелом 10 ребра справа с повреждением легкого. Перелом головки лучевой кости..." Но никто не понес наказания за это преступление!"
Командир "Альфы" Г. Зайцев вспоминает
"Мы честно выполнили свои обещания. Под нашим контролем люди выходили из здания в сторону набережной Москвы-реки. Но тем, кто выходил через 20-й подъезд в сторону метро «Краснопресненская», пришлось несладко. Там лютовали сотрудники МВД".


Г. Зайцев


Командир "Альфы" Г. Зайцев вспоминал, что многим пришлось "несладко", потому что лютовали сотрудники МВД

Другой ветеран "Альфы" Владимир Келехсаев позже вспоминал:
"Мы по максимуму вывели из здания всех защитников Верховного Совета. Только потом узнали, что в подъездах близлежащих домов сидели милиционеры, которые жестоко избивали всех выходящих из Белого дома людей, в том числе и депутатов…"

Народный депутат Н. А. Павлов вспоминал:
"Из расстрелянного Дома Советов, - вспоминает он, — я выходил через какой-то двор. Минул арку и оказался в следующем дворе совершенно один. Потом, услышав топот и выстрелы, заметался. И взгляд мой упал на ступеньки, шедшие вниз. Заканчивались они у двери.
Я толкнул ее, и она открылась. Это оказался подвал, и я почти до 7 утра сидел в нем... 
Утром пятого я выбрался из подвала, прошел на набережную из двора и увидел одного небритого человека, который тоже двигался, озираясь. Он на меня пристально посмотрел, а я на него, мы так поприглядывались друг к другу, потом вступили в очень осторожный разговор. 
Через какое-то время выяснилось, что он приехал из-под Москвы, из Калининграда, тоже был в Доме Советов. Мы потопали к метро, как два человека, оказавшиеся в оккупации".

Итак, Белый Дом был взят штурмом. Победители праздновали успех




Как только арестантов увезли, один из солдат ельцинистов вносит триколор в Белый Дом, хотя этот флаг и так там висел


Однако долго они победу не праздновали, из здания уходили из-за пожара, а пожарных не пускали до уезда автобуса с арестантами, а потом было поздно..




Зрители возле Белого Дома




Зрители на набережной





Ближе к ночи пожар разгорался все сильнее.





Белый Дом горел до самого рассвета


источник

---

P.S.

Вот такая страшная власть обрушилась на советскую землю. Наступили дни оккупации западными фондами, инвесторами, банкирами и прочими мошенниками из капиталистического Пекла.

---



Комментариев нет:

Отправить комментарий