среда, 3 апреля 2019 г.

Конец Диктатуры Пролетариата. Новочеркасск.

Как это по современному звучит:

"директор завода Курочкин пренебрежительно заявил: «Не хватает денег на мясо — ешьте пирожки, хотя бы с ливером. И хватит демагогии!»"
Хрущёвская оттепель ударила по пролетариату. Антисталинист всегда сволочь.





---


«Ложь о Сталине Хрущеву не поможет!» 2 июня 1962 г.- годовщин расстрела демонстрации в Новочеркасске



КОНЕЦ ДИКТАТУРЫ ПРОЛЕТАРИАТА.

55 лет назад, 2 июня 1962 года — произошёл Новочеркасский расстрел демонстрации против повышения цен. Рабочие, недовольные политикой Хрущёва вышли на улицы, они шли с красными флагами, пели «Интернационал», несли портреты В.И.Ленина, живые цветы. Несли лозунги: 

«Дайте мясо, масло!», «Нам нужны квартиры!», «Хрущёва на мясо!», «Ложь о Сталине Хрущеву не поможет!», «Долой партийную буржу­азию!». До этого же были собраны все портреты Н.С.Хрущёва, находившиеся на заводах, они были сожжены.




***

«Хрущева — на мясо!»
Власть не хотела выглядеть карательной в отношении рабочих, но… ее социально-экономическая политика оста­валась прежней и привела к более крупному восстанию и кровавому его подавлению в Новочеркасске в начале июня 1962 г.




1 июня в 10.00 около 200 рабочих сталелитейного цеха Новочеркасского электровозостроительного завода—одного из крупнейших машиностроительных предприятий СССР — прекратили работу и потребовали снижения производствен­ных норм и повышения расценок за труд в связи с удоро­жанием продуктов и многих других товаров. В 11 часов эти 200 человек направились к заводоуправлению, по пути к ним присоединились рабочие остальных цехов. В результате у заводоуправления сосредоточилось около 1000 человек. Вско­ре появился директор завода Курочкин.

Заметив невдалеке продавщицу пирожков, он пренебре­жительно заявил: «Не хватает денег на мясо — ешьте пи­рожки, хотя бы с ливером. И хватит демагогии!»

Эта издевательская фраза вызвала бурное негодование рабочих, и забастовка быстро охватила весь завод. 

Количе­ство бастующих достигло 5000 человек, они заблокировали основную железнодорожную магистраль Ростовской обла­сти. 




К демонстрантам присоединились до 500 работников совхозов и колхозников из пригородов Новочеркасска, не­довольных сокращением приусадебных хозяйств, прину­дительным изъятием в пользу государства скота и большей части домашней птицы с личных подворий, а также повы­шением норм выработки, удорожанием продуктов и других товаров.

Появились плакаты: «Хрущева — на мясо!», «Ложь о Сталине Хрущеву не поможет!», «Долой партийную буржу­азию!». 




Заметим, что эти лозунги идеологически совпада­ли с критикой тогдашним руководством Китая внутренней и внешней политики СССР—КПСС. И когда в китайских (и албанских) СМИ появились фотографии с «новочеркас­скими» лозунгами, советский МИД выразил протест по­сольству КНР, но оно этот протест отклонило.

В 10 часов утра 2 июня Хрущеву доложили о ситуации в Новочеркасске, который фактически оказался под кон­тролем демонстрантов. 

Хрущев связался с Ростовским об­комом, министром обороны Р.Я. Малиновским, руковод­ством МВД и КГБ, приказав всеми возможными мерами и быстро подавить протесты. Министр обороны отдал приказ при необходимости задействовать 18-ю танковую дивизию Северо-Кавказского военного округа (СКВО).
Вечером того дня протестующие сорвали с фасада здания заводоуправления большой портрет Хрущева и подожгли его. После чего демонстранты захватили заводоуправление, объявив с его балкона о создании «Совета рабочих», кото­рый будет руководить заводом. То есть наподобие системы рабочего самоуправления в «титовской» Югославии.

События развивались стремительно, приобретая харак­тер восстания. К 22 часам 2 июня демонстранты, общая численность которых к тому времени превысила 5 тыс. че­ловек, решили захватить центральную радиостанцию го­рода и обратиться с воззванием ко всей стране. 

По городу и его пригородам стали расклеиваться листовки в защиту Сталина и так называемой «антипартийной группы»: Моло­това, Маленкова, Кагановича, Булганина, Шепилова. А так­же — обвиняющие Хрущева и хрущевцев в измене Родине, партии и социализму

Но в ночь с 1 на 2 июня в город вош­ли 7 танков и до 600 солдат и офицеров. А от переговоров с протестующими отказывались как местные власти, так и прибывшие из Москвы члены президиума ЦК Микоян, Козлов, Шелепин. Но демонстранты опередили военных и ворвались-таки в горком партии.

Митингующие с балкона этого здания и из радиостудии призывали расправляться с «номенклатурными ворами и лжецами», захватывать оружие у военных, известить о про­исходящем народы СССР.
А военные получили приказ очистить здание горкома и примыкающую к нему площадь, и после предупредитель­ных залпов в воздух стали стрелять на поражение. 
В больни­цы Новочеркасска с огнестрельными ранениями 2—4 июня обратились 45 человек, но раненых было как минимум вдвое больше. А всего погибло и пропало без вести в те дни свыше 60 демонстрантов, около 250 — были арестованы и, в большинстве своем, приговорены к длительным срокам ссылки или тюремного заключения. Все трупы погибших вывезли из города и похоронили в безымянных могилах на разных кладбищах Ростовской области.

Осенью в Новочеркасске состоялся «закрытый» суд над руководителями и участниками восстания. Семеро из них— Александр Зайцев, Андрей Коркач, Михаил Кузнецов, Бо­рис Мокроусов, Сергей Сотников, Владимир Черепанов и Владимир Шуваев — были приговорены к смертной казни и вскоре расстреляны, остальные 105 человек получили 10—15-летние сроки заключения в колониях строгого ре­жима. 

Но, хотя в 1991—1995 гг. все они были реабилити­рованы, «символический», повторим, Камень Памяти в Но­вочеркасске и расплывчатая надпись на нем — наглядное свидетельство тому, что постсоветские власти тоже не заин­тересованы в широкой огласке упомянутых событий.

В этом вопросе крайне важно заметить, что рабочие только протестовали против волюнтаристских решений Хрущёва, но полностью поддерживали Советский социалистический строй, позже конечно появились и провокаторы, но их было крайне мало. 

В высших партийных кругах очень много людей были крайне недовольны политикой Хрущёва, что и привело к его снятию в 1964 году и партия подправила много неправильных отходящих от социалистической законности единоличных решений Хрущёва

Но вместе с тем, необходимо обратить внимание, что несмотря на популистские решения в жизни страны, мерзкому осквернению и опошлению светлой памяти И.В.Сталина, при Хрущёве строились квартиры, продвигалась наука и многое другое. Да безусловно, это был мощный задел сталинского наследия, но продвижение по многим отраслям было значительным. 

Хрущёва же, несмотря на то негативное, что он сделал, внося первое зерно в разрушение социалистической системы, всё же нельзя ставить на одну доску с Горбачёвым и Ельциным, а это нужно учитывать и всегда об этом помнить.

***

Вечная память рабочим-революционерам, павшим в классовой борьбе с социал-империалистами!
Вечный позор врагам и предателям дела пролетарской революции, дела Ленина-Сталина!

источник

---

Стихи о расстреле Новочеркасского пролетариата, за которые Константин Фёдорович Ковалёв отсидел несколько лет: Народ советский, одобряя Всецело повышенье цен, «Спасибо, партия родная», – Твердит отныне ночь и день. Как? вам не слышен этот голос? – Я слышу много голосов, – Ведь даже небо раскололось От воя преданнейших псов. Читайте свежие газеты, Поближе к радио, друзья, Там выступают, как поэты, Новосоветские князья. За ними тут же челядь рвётся Нам, грешным, силясь доказать, Что белым чёрное зовётся, Что дважды девять будет пять. И, отваливши от корыта (Не вечно ж, мол, жевать навоз!), Наш богоданный царь Никита Такое хрюкает всерьёз: «Неся народу процветанье, Я за него и пью, и ем, Я прилагаю все старанья, Чтоб он не зажирел совсем. Ему теперь не жизнь, а розы И благодать, куда ни ткни, Я, чтобы подтянуть колхозы, Рабочим затянул ремни. И вместо масла, полон ласки, Рукою щедрого отца Народу я в Новочеркасске Изрядно подарил свинца. Не суеверен я, и дети Окровавленные в ночи Мне не приснятся – на планете Спят всех спокойней палачи». 6-7 июня 1962 г. РЕКВИЕМ Не в битве вы с ворогом пали – На нас он напасть не посмел, – То русские в русских стреляли, Поставив народ под расстрел. Не в битве вы пали – над вами Не грянул прощальный салют, Ваш прах не украсят цветами, Поэты вас не воспоют. Ведь умерли вы не по книжкам, Без криков во имя идей, За хлебом вы шли ребятишкам – Убили и вас, и детей. За то вас, за то вас убили, Что вы не познали основ, Что все мы живём в изобильи, Что Ленину равен Хрущёв. И кто с этим всем несогласен, Пусть лучше покается тут, Он даже и мёртвый опасен, Его и в могиле найдут. Так встаньте же, встаньте же смело С живыми в ряды, мертвецы, Мы с вами доделаем дело, Что нам завещали отцы. 8 июня 1962 г. * * * Кто мне Никита? – Отец родной. А партия? – Нежная мать. О, как хотел бы я сиротой (И круглым при этом!) стать. 12 июня 1962 г.

источник

---



Комментариев нет:

Отправить комментарий