воскресенье, 19 января 2020 г.

Разоблачение фейка про скамьи на станции Новокузнецкая

Сейчас принято нагнетать таинственность и под этим покрывалом собирать аудиторию, чтобы продвигать свои ресурсы. Даже ближайшее советское прошлое уже умудряются оболгать, несмотря на присутствие еще живых свидетелей советского периода жизни нашей страны.

Данная статья развеивает миф о мраморных скамьях на станции метро Новокузнецкая, якобы они то ли из разрушенного храма, то ли от допотопной цивилизации достались лапотной России.

Пишет Алексей Дедушкин в ЖЖ:

Скамьи станции метро «Новокузнецкая» и храм Христа Спасителя



Фото 1950 г. Станция метро «Новокузнецкая» 

Интересную информацию прочитал в мордокниге. Но поскольку ФБ - это, увы, помойка и всё исчезает в неизвестном направлении, то перенесу сюда на память.

Существует известная легенда, что скамьи станции метро «Новокузнецкая» - якобы скамьи из храма Христа Спасителя. Я уже писал когда-то, что это не так. Что это не более чем легенда.

Вот и ещё одно подтверждение этому.

Вот что пишет Евгения Литвин-Счастливых:
"Скамьи мне всегда казались чужими на станции. На фоне советской геральдики они выглядели слишком "дореволюционно". 

Я насчитала четыре типа рисунков на волютах, все они классических растительных мотивов - шишки, гроздья винограда, пальмовые ветви и папоротник. Какие тут могут быть звезды, пушки и колосья, столь актуальные для 1943 года?

И я решила искать.

Долго копалась в архивах исторички, вычитывала брошюры с описанием убранства Храма Христа Спасителя - скамей в перечнях не упоминалось. Сотрудники музея Московского метрополитена ничего внятного сказать не могли. Библиотека МАРХИ - тоже.

И тут я совершенно случайно узнала, что в Москве живет и здравствует сын архитекторов станции Ивана Таранова и Надежды Быковой - Андрей Иванович. Ему 75 лет, и он также архитектор.

Андрей Иванович принял меня у себя дома, на Патриарших прудах. И рассказал истинную историю Новокузнецкой.



Фото 1945 г. Л. А. Великжанина

Супругов-архитекторов Ивана Таранова и Надежду Быкову консультировал академик Иван Жолтовский, большой ценитель классического искусства и архитектуры

Он одобрил выбранный молодыми архитекторами рисунок свода для станции, тема которого была позаимствована из римской гробницы Валериев

Скамьи с волютами и растительными орнаментами, а также тонкие торшеры с плоскими светильниками удачно завершали идею подземного дворца. 

Уют помогали создать мраморные коврики, выложенные под торшерами и у скамей. 

Иван Таранов прекрасно рисовал, по его эскизам были выполнены скамьи ещё в 1938 году из мрамора коелга (месторождение этого мрамора начали разрабатывать в 1925 году в Челябинской области). [После революции.]

Далее своего часа скамьи ожидали, по словами Андрея Ивановича, скорее всего на складе завода Метростроя в Черкизово. Но тут грянула война. 

Иван Таранов и вся семья были эвакуированы в Барнаул. 

После того, как немцев отбросили от Москвы, строительство метро возобновили, и Новокузнецкую хотели закончить другие архитекторы. 

Таранов не без труда вернулся в Москву и отстоял своё право завершить строительство станции. Его, в буквальном смысле, хотели оболгать [враги народа], снова припомнив дворянское происхождение, а также обвинив в якобы высоких тратах на изготовление скамей в условиях военного времени. Таранову уже светил срок [за растрату средств во время войны], но то, что скамьи были изготовлены ещё до войны в 1938 году, фактически спасло ему жизнь. [Всё же пролетарская власть в то время была уже опытной насчёт клеветников.]

При этом, пришёл приказ сверху украсить станцию в духе военной темы. [Необходимо было увековечить Великую Победу нашего народа над нацистской Европой.]

Конечно, Таранов и Быкова были против, как и Жолтовский. Ведь белая и изящная станция теряла свою легкость, но приказ есть приказ. [И правильный приказ. Если не приказывать по пролетарски, то сумасбродство художников приведёт искусство в тупик, как сейчас.]

Картуши с изображением военных полководцев, фризы с пушками и солдатами, мозаики были установлены. [И выглядит это очень хорошо, монументально.]




Таким образом получилось, что [по мнению автора статьи] это не скамьи смотрятся чуждо по отношению к геральдике, а, напротив, именно она чужеродна по отношению к первоначальному [довоенному] проекту. 

[Если бы не война, если бы не капиталисты, то и мы жили бы по другому. Однако мир пока не таков. И требуется увековечивать победы над злодеями.] 

[Тем не менее] Таранов и Быкова были награждены Сталинской премией за Новокузнецкую. Всего они построили 15 станций метро.



Андрей Иванович Таранов и Евгения Литвин-Счастливых.

Кстати, в переходе с Новокузнецкой на Третьяковскую в стене установлено мраморное панно. Слева изображён мужчина с большим проектом в руках - это Иван Таранов (по словам Андрея Ивановича очень похож), а левее, через одного метростроевца, с короткой стрижкой - Надежда Быкова".
Отсюда

От автора статьи:

От себя добавлю. Лет 10 назад я читал интервью Н. Быковой. И в этом интервью она упоминала, что мрамор ХХС при отделке этой станции всё же использовался. А конкретно - плиты, на которых были высечены имена героев войны 1812 года. Насколько я понял из них изготавливали боковые накладки для скамей. Хотя полной уверенности в этом у меня нет. А сами скамьи, конечно, никакого отношения к храму Спасителя не имеют.

---

Из комментариев:

Алексей Юматов 19 августа 2019:  

Большая часть резных каменотесных работ в метро, возможно и тех самых скамей - это дипломные и курсовые работы каменотесов ремесленного училища, здание которого и сейчас стоит (Ул. Черняховского, д.9) 

Там же остатки резного гранитного фонтана - тоже дипломная работа группы каменотесов - учеников этого ремесленного училища. Мне это известно от довоенных выпускников этого училища, поскольку сам я учился в нем в конце 1960-х годов.

МЕТКИ: Замоскворечье, Москва, интерьеры, метро, советская Москва, советские фото


---

P.S.

Да, чем дальше от нас Советский Союз, тем более волшебными кажутся его достижения.

Дело в том, что победивший пролетариат освободил себя от пут буржуев и свободным трудом с радостью создавал ДЛЯ СЕБЯ то, что ранее создавалось только для немецких оккупантов (царская власть романовых). В том числе пролетариат создал для себя метро в виде царских палат.

---



Комментариев нет:

Отправка комментария