вторник, 14 ноября 2017 г.

Древние языки пробрались в современные языки. Тюркские приобретения?


Теория от Гахрамана Гумбатова (qahraman47) :

Общетюркская лексика, заимствованная в нетюркские языки.

Лингвисты утверждают, что заимствование новых слов и понятий происходит тогда, когда появляется необходимость использования новых, еще не освоенных в этом языке слов и понятий, которые не могут быть выражены средствами данного языка.

По мнению учёных, для того, чтобы локализовать историческую прародину древних тюрков, необходимы поиски следов их древних языковых контактов с представителями других языковых семей. Считается, что следы подобных контактов, возможны при условии лишь близкого соседства этих народов, а также то, что чем больше схожих слов, то тем больше длился период языковых контактов.

Общеизвестно, что древние тюрки, входя в контакты с соседними народами передавали им свой опыт одомашнивания животных, а также культивации растений. Об этом свидетельствуют древнетюркские слова в современных финно-угорских, восточнославянских, иранских, кавказских и монгольских языках.

Известный российский учёный начала 20 века И. Н. Смирнов в статье «О волжских болгарах-чувашах» писал: «Рассмотрение заимствованных черемисами (марийцами - Г.Г.) у чуваш слов показывает, что культурное воздействие тюркских народов на черемис было громадно. Под тюркским влиянием у черемис создался переход от охотничьей жизни к скотоводству и земледелию».(85)

Российский исследователь Г.А.Дегтярев пишет: «Предки современных мари, удмуртов, коми и мордвы жили в лесах и много занимались звероловством, а также рыболовством. Этим, видимо, следует объяснить тот факт, что марийский язык не дал чувашскому ни одного термина из области земледелия и животноводства». (76)

Необходимо отметить, что ученые (X. Паасонен, В. Вихман, А. М. Рясянен, Б. Мункачи, 3.Гомбоц, А. Рона-Таш, В. Г. Егоров, М. Р. Федотов, Н. И. Ашмарин, И. Г. Добродомов и др.) обнаружили в марийском языке около 1500 древнетюркских слов, в венгерском - около 600, в удмуртском - 500, мордовском – более 100, в коми - свыше 300. (86)

О длительном контакте древних тюрков и с финно-угорскими народам пишет также известный российский лингвист Никонов. В. А.: «Космонимы – названия космических объектов… Они могут многое рассказать о прежних передвижениях народов и их связях.

Как по-разному увидели различные народы один и тот же космический объект, показывают названия Млечного пути. Для одних он – Лыжный след, для других – Серебряная река… При таком многообразии названий (даже в пределах одного языка называют по-разному) случайное совпадение названий его у соседних народов невероятно.

А в Поволжье не у двух и не у трех, а у большинства народов-соседей названия Млечного пути семантически однородны. Тюркские: татарское Киек каз юлы 'диких гусей путь', башкирское Каз юлы и чувашское Хуркайнак суле – с тем же этимологическим значением; финно-угорские; марийское Кайыккомбо корно – то же, эрзянское и мокшанское Каргонь ки 'журавлиный путь', у мокши также и Нармонь ки 'птичий путь'.

Легко предположить, что соседи переняли космонимы друг у друга. Чтобы определить, у кого из них оно исконно, нужно выяснить, как называется Млечный путь в родственных им языках. Тут ждет неожиданность. У финнов-суоми Linnunrata, у эстонцев Linnunree тоже значили «птичий путь»; оно сохранилось у коми и в диалектах мансийского языка; у венгров после их переселения на Дунай оно еще держалось несколько столетий. В тюркских языках названия с тем же значением известны у казахов, киргизов, туркмен. Обнаружилось поразительное единство от финнов Балтики до киргизов Тянь-Шаня, которые нигде не соприкасались. Значит, далекие предки и тюркских, и финно-угорских народов либо произошли от одного источника, либо в тесном длительном контакте обитали рядом». (87)

Особое место среди заимствованных слов принадлежит древнетюркскому слову хмель- др. тюркский М. Кашгари- qumlaq. В словаре М.Р. Фасмера об этом слове написано следующее: «хмель - болг. хмел, хме́лът сербохорв. хме̏љ, род. п. хмѐља, чак. хме́љ, род. п. хмеља̏ ,словен. hmèlj, род. п. hmélja, чеш. chmel, слвц. сhmеl᾽, польск. chmiel – то же, росhmiеl, в.-луж. khmjel, н.-луж. chḿel, полаб. chmel. Реконструируют праслав. *хъmеlь ввиду ср.-греч. χούμελι "хмель" (с XIII в.).
Источник этих слов ищут на Востоке, ссылаясь при этом на работу Р. Коберта "Hist.Stud. аus d. Pharmakol.", согласно которой хмель для пивоварения используют впервые вост. финны и татарские племена и лишь с началом переселения народов его стали использовать на Западе.

В качестве вост. источника принимается в расчет волжскобулг. *хumlaɣ, чув. χǝ̂mla, "хмель", откуда заимств. венг. komló – то же. Из тюрк. происходит и манси kumliʌχ… Если приписывать распространение этого слова на Западе (напр., др.-исл. humli, humla, humall, англос. hуmеlе, ср.-лат. humulus "хмель", уже в VIII в.) славянам, то в таком случае масштабы распространения по меньшей мере необычны. Заимствование слав. хъmеlь и ср.-нж.-нем. homele "хмель" из манси полностью исключается.

Возникает вопрос, не правы ли те исследователи, которые отделяют герм. слова от тюрк. и ищут происхождение др.-исл. humli, англос. hуmеlе, ср.-нж.-нем. homele в герм.; ср. нов.-в.-н. hummeln "шарить, ощупывать". Из герм. в таком случае происходят ср.-лат. humulus, франц. houblon, фин. humala, слав. *хъmеlь. Неприемлемы попытки объяснить слав. хъmеlь как заимств. из авест. hаōmа-, ср. др.-инд. sōma- "растение сома и опьяняющий напиток из него". Фин. происхождение исключено, вопреки Брюкнеру, точно так же, как и кавказское или исконнославянское, вопреки Ильинскому». Необходимо отметить, что впервые хмель упоминается в Ипатьевской летописи в 1292 году: "..И сотвори мир Владимир с болгары и реша болгаре толи не буде мира межи нами или же камень начнет плавати, а хмель грязнути (тонуть) и приде Владимир в Киев".(22)

Древнерусское – хмель

Общеславянское – chmelj.

Латинское – humulus.

Украинское – хмiль.

Белорусское и сербское – хмель.

Словенское – hmelj.

Чешское – chmel.

Словацкое – chmel.

Хорватское - hmelj.



Итак, лингвистические данные дают нам возможность предполагать, что самые ранние контакты между древнетюркскими финно-угорскими языками, видимо, происходили в начале III тыс. до н.э. в степях к северу от Черного и Каспийскими морями.

Необходимо отметить, что особо сильному воздействию тюркских языков (огузский, азербайджанский, турецкий) подверглись южнокавказские соседи тюрков-армяне. Известный армянский писатель Х.Абовян в романе «Раны Армении» пишет: «Да вот хотя бы тюркский язык: сами тюрки на нем не пишут, а только говорят. А между тем наш народ настолько вошел во вкус их языка, что песни, сказки, пословицы — все у нас по-тюркски, а не по-нашему — и это лишь потому, что образовалась привычка……Народ [армянский] усвоил огромное количество тюркских слов и пользуется ими поныне… В разговорной речи наш народ употребляет не только отдельные слова по-азербайджански, но и предложения целиком…У нас, в новом языке, половина слов тюркские или персидские». 205

В пояснении иностранных слов к книге «Раны Армении» дано название больше 50 тюркских слов. Вот некоторые из них:

«Абаси — двугривенный.

Ага — барин, господин.

Агалары — тюркские дворяне.

Алани — сушеный персик ореховой начинкой.

Аллахсахласын — да хранит тебя бог.

Архалук — верхняя мужская одежда.

Ахунд — магометанское духовное лицо.

Ашуг — народный певец.

Баяти — жанр популярной народной песни.

Бозбаш — жидкое блюдо из баранины или говядины.

Бухар — камин.

Бек — бей.

Зурначи — музыкант, играющий на зурне.

Игит — удалец.

Каблу-плов — плов, приправленный медом и сухими фруктами.

Каурма — жареное мясо, обычно заготовляемое на зиму.

Капа — род верхней одежды.

Кюфта — шарики из рубленого мяса, сваренные в рисовом супе.

Кяманча — струнный смычковый музыкальный инструмент.

Лаваш — род хлеба

Лачак — белая косынка.

Нукер — слуга.

Ошмаг — часть головного убора, закрывающая рот и частично нос.

Палан — вьючное седло обычно для ослов.

Саз — струнный музыкальный инструмент.

Сазандар — восточный музыкант.

Саку — жилая комната при хлеве

Сараскир — главнокомандующий войсками или военным округом.

Таракяма — тюркское кочевое племя.

Толма — голубцы из виноградных или капустных листьев.

Тондир — печь для выпечки хлеба (лаваша), врытая в земли.

Хурджин — переметная сума.

Шал — домотканная шерстяная материя.

Шилаплав — баранина с рисом.

Юзбаши — сотник, сельский старшина.



Х.Абовян в книге часто использует тюркские (азербайджанские поговорки):

«Билана бир, билмнана бин» — сказал тюрк (Разумеющему—раз скажи, неразумеющему—тысячу раз).

«Кэшиш бэла иш!» (Поп — а что делает!).

«Мян ага, сян ага, бяс бизим дэнлимизи ким уютсун». (И ты господин, и я господин, а делами кто займётся.)

«Дейирлер дели денизе бир даш атды, йуз агыллы устюне токюлдю, чыхарда билмяди»
(Сумашедший в море камень забросил, а 100 умников не смогли его вытащить»).
«Кехня малын гиймяти олмаз». (Старьё ничего не стоит)
«Чыраг оз дибиня ишыг салар» (Лампа светит только вокруг себя).

«Бир гёранда — йолдаш, икки геранда гардаш». (Раз свидишься — товарищем станешь, два раза свидишься — братом станешь).

«Эла мусульман олубсуз, ки атанызын хачыны танымирсыз?» (Неужто до того вы омусульманились, что и крест отцов своих не признаете?).» (205)

Наш вывод о переднеазиатско-кавказской прародине древних тюрков подтверждают также многочисленные заимствования из древнетюркского языка в языки кавказских (удинский, лезгинский), иранских (персидский, курдский, талышский, татский, горно-еврейский, гилянский, таджикский, осетинский), восточнославянских (польский, русский, украинский) и других европейских и ближневосточных народов:

Бык.

др. тюркский М. Кашгари- buqa,

русск.- buqay, польск.- buhay,

венгр.- bika,

удин.- buqa, лезг.- buğa,

тат.- boqe, осетин.- boq,

перс.- boqe,

монг.- bux, маньчж.-тунг.- buqa;

Баран.

др. тюркский М. Кашгари- qoç,

венгр.- kos,

удин.- koç,

талыш.- quç, тат.- quç, горск. евр.- quç,

перс.- quç, курд.- koç, гилян.- quç, тадж.- kuşkar,

монг.- xuç, маньчж.-тунг.- xuse;

Верблюд.

др. тюркский М. Кашгари- tevä,

венгр.- teve, марий.- tüe,

талыш.- dəvə, горск. евр.- dəvə, осетин.- teva,

лезг.- deve,

гилян.- qevə,

монг.- temee, маньчж.-тунг.- temeğeen;

Мул.

др. тюркский М. Кашгари- qatır,

удин.- katır,

талыш.- qatı, тат.- katır,

перс.- qater, курд.- kantır, гилян.- qater, тадж.- xaçir;

Kозел.

др. тюркский М. Кашгари- tekä,

марий.- taqa (баран),

талыш.- təkə, тат.- təkə,

перс.- təkke,

монг.- teke, маньчж.-тунг.- texe;

Коза.

др. тюркский М. Кашгари- keçi,

русск.- koza, польск.- koza,

венгр.- keçke, марий.- kaza,

горск. евр.- kəçi;

Вол.

др. тюркский М. Кашгари- öküz,

венгр.- ökör,

горск. евр.- üküz,

монг.- üxər, маньчж.-тунг.- hukur;

Теленок.

др. тюркский М. Кашгари- buzaγu,

венгр.- borju, марий.- preze,

монг.- biraqu;

Корова.

др. тюркский М. Кашгари- inäk,

венгр.- ünö,

монг.- ünəə, маньчж.-тунг.- inak;

Овца.

др. тюркский М. Кашгари- qoyun,

монг.- xon, маньчж.-тунг.- xonin;

Ягнёнок (до полугода).

др. тюркский М. Кашгари- toğlı,

венгр.- toklyo,

тат.- tukli;

Козленок.

др. тюркский М. Кашгари- oqlak,

венгр.- ollo;

Лев.

др. тюркский М. Кашгари- arslan,

венгр.- oroslan,

удин.- aslan,

монг.- arslan;

Барсук.

др. тюркский М. Кашгари- borsuq,

русск.- barsuk, польск.- borsuk,

венгр.- borts,

талыш.- porsoq, тат.- porsuq,

перс.- borsuq, курд.- parsuk;

Бобр.

др. тюркский М. Кашгари- qunduz,

венгр.- hod, марий.- undır,

перс.- qonduz (соболь), тадж.- kunduz;

Мышь.

др. тюркский М. Кашгари- sïčqan,

венгр.- çiçkanu;

Лягушка.

др. тюркский М. Кашгари- baqa,

венгр.- beka,

горск. евр.- bəq,

монг.- bax;

Гусь.

др. тюркский М. Кашгари- qaz,

русск.- гус, польск.- gęś,

удин.- каз, лезг.- газ,

талыш.- каз, тат.- газ, горск. евр.- гоз,

перс.- газ, курд.- каз, гилян.- газ, тадж.- гоз;

Утка.

др. тюркский М. Кашгари- ördäk,

удин.- ордай, лезг.- црдег,

горск. евр.- црдяг,

перс.- ордяк, курд.- вердек, тадж.- урдак;

Журавль.

др. тюркский М. Кашгари- turna,

венгр.- дару, марий.- тырнйа,

талыш.- турна, горск. евр.- дурна,

перс.- дорна;

Сокол.

др. тюркский М. Кашгари- lačïn,

осетин.- latsin,

монг.- начин;

Жаворонок.

др. тюркский М. Кашгари- torïγa,

марий.- турий,

перс.- торге;

Ворона.

др. тюркский М. Кашгари- qarγa,

русск.- карга,

марий.- korak,

Пшеница.

др. тюркский М. Кашгари- buγday,

венгр.- buza,

монг.- budaa;

Ячмень.

др. тюркский М. Кашгари- arpa,

венгр.- arpa,

монг.- arvay;

Просо.

др. тюркский М. Кашгари- tarïq,


венгр.- dara (крупа), марий.- tar (просо);

Виноград.

др. тюркский М. Кашгари- üzüm,

русск.- izyum (сушенный виноград),

венгр.- szülüszem,

монг.- uzem,

Яблоко.

др. тюркский М. Кашгари- alma,

венгр.- alma, марий.- olma,

монг.- alim;

Конопля.

др. тюркский М. Кашгари- kendir,

русск.- kendır,

венгр.- kender,

монг.- kendir”

Камыш.

др. тюркский М. Кашгари- qamïş,

русск.- kamış,

марий.- amij;

Хмель.

др. тюркский М. Кашгари- qumlaq,

русск.- xmel, польск.- xmiel,

венгр.- komlo,

осетин.- xumallaq;

Клевер.

др. тюркский М. Кашгари- yorınça,

удин.- yonça,

тат.- yonça,

перс.- yonça, курд.- onçe, тадж.- yunuçka;

Трудно предположить, что до прихода потомков тюрков вышеуказанная фауна и флора в языке угорских, славянских, иранских и кавказских народов оставались безымянными до появления в Восточной Европе потомков тюркютов, или же эти народы после контактов со средневековыми тюркскими народами сами почему-то отказались от старых славянских, угорских, иранских и кавказских названий.

Как известно, Дж.Клоусон, Г.Дёрфер, А.М.Щербак отрицали существование алтайской языковой общности. Во всех своих работах они писали о том, что тюркские, монгольские и тунгусские языки не являются генетически родственными и не восходят к общему языку-предку. По мнению этих ученых, наблюдаемые между этими языками лексические и морфологические сходства являются следствием разновременных заимствований, имевших место по причине интенсивных этнокультурных контактов между представителями различных групп изначально разных языковых семей.

В последние годы этой проблемы несколько раз коснулся лучший российский специалист по тюркским и монгольским языкам В. И. Рассадин. Например, в статье «О тюркском влиянии на развитие монгольских языков» он пишет: «В связи с тем, что взаимодействие тюркских и монгольских языков уходит своими корнями в глубокую древность, в монгольских языках имеется великое множество различных элементов, причем как лексических, так и грамматических, носящих по всем критериям явный тюркский характер. При этом по определенным признакам все тюркизмы современных монгольских языков (пока мы рассматриваем здесь лишь лексические заимствования) по временнóй стратификации распадаются на древние, средневековые и современные. В отношении дистрибуции по языкам они делятся на общемонгольские, ареальные и относящиеся к отдельным монгольским языкам.

В современных монгольских языках выявилось немало слов явно тюркского происхождения, носящих общемонгольский характер. Они проникли в монгольские языки еще на уровне общемонгольского праязыка и представлены во всех монгольских языках…Явно тюркская по происхождению лексика, заимствованная из различных тюркских языков, проникала в монгольские языки в разные исторические эпохи, начиная с глубокой древности». А в статье «О тюркском влиянии на сложение комплекса скотоводческой лексики монгольских языков» он пишет: «Специалистами по этимологии тюркских языков убедительно доказано, что все видовые и половозраст­ные названия пяти видов скота (лошадь, крупный рогатый скот, верблюд, козыа и овца – Г. Г.), традиционно разводимые тюрками и представленные как в древнетюркском языке, так и в современных, унаследованы языками - потомками от обще­тюркского праязыка вместе с самим степным скотоводством номадного типа, при­шедшим из глубины тысячелетий…

Номадная лексика монгольских языков достаточно хорошо сохраняет тюркские соот­ветствующие термины, составляющие единый тематический комплекс… Тем, что часть протобулгарских племен (с самоназвани­ем огур), поскольку данные тюркизмы харак­теризуются признаком ламбдаизма и ротациз­ма, кочевавших в глубокой древности в степях Центральной Азии и занимавшихся молочным скотоводством, будучи завоеваны монголами и включенными в их этнический состав, обра­зовали среди них особую этническую группу, получившую смешанное название огур монгол (ср. современное х.-монг. оор монгол «настоя­щий монгол») и перешли постепенно на мон­гольский язык, по сути дела, язык адстрата. При этом омонголенные огуры сохранили очень мно­го элементов своего протобулгарского языка-субстрата, в том числе и свою номадную терми­нологию, и внесли их в усвоенный ими древний монгольский язык, который вследствие этого, получил смешанный характер». (88)

Итак, проведённый нами сравнительный анализ общетюркской лексики доказывает, что на территорию Евразийской Степи и в Центральную Азию (Средняя Азия, Южная Сибирь, Монголия, западные и северные провинции Китая и др.) отдельные тюркские народы переселились примерно 3,0-6,0 тыс. лет тому назад с территории Передней Азии и Южного Кавказа. Древние тюрки за время совместного проживания на территории исторической прародины в свой словарный фонд включили около 2000 общетюркских слов, из которых свыше 300 это базисная лексика, а также общетюркские названия флоры, фауны, климатические и ландшафтные термины (см. приложения № 1,2). Как известно, общетюркская лексика составляет основу словарного фонда всех современных тюркских народов.

источник


P.S.

Другие исследователи утверждают, что в древности существовал единый язык всех народов. После катастрофы народы потеряли связь друг с другом, и постепенно языки стали искажаться и отдаляться. Наречия превращались в отдельные языки.

Не придерживаюсь озвученной здесь теории о том, что тюркские языки дали много языкам других народов. Хотя бы ввиду того, что кочевники мало разговаривают, их общение примитивно в отличие от высокоразвитых народов. Письменность имеет огромное значение, а у кочевников она отсутствовала и была создана на основе их речевых особенностей совсем относительно недавно и с помощью высокоразвитых соседей, в частности русских.

Поддерживаю тех исследователей, которые говорят о том, что кочевники заимствовали слова у высокоразвитых народов и затем коверкали их, подлаживаясь под особенности своего речевого аппарата.


---



---