понедельник, 24 сентября 2018 г.

Факты европейских провокаций во времена фашизма против СССР перед войной.

Провокации германских властей на советской границе



Организуя многочисленные нарушения границы с Советским Союзом, военное ведомство и разведывательные органы фашистской Германии особое внимание уделяли провокационным вылазкам, которые могли бы вызвать ответные действия другой стороны, послужить поводом для возникновения вооруженного конфликта, а затем и развязывания войны против СССР.

Лето 1941 года,
Действующая армия, офицер-чекист Л.С. Крымов среди подчинённых
по Особому отделу НКВД СССР
N-й стрелковой дивизии Красной Армии.


В провокациях, принявших систематический и массовый характер, гитлеровцы применяли разнообразные способы и средства: 

- портили пограничные знаки, 

- обстреливали советскую территорию, пограничников и население, 

- пытались захватить пограничные наряды, 

- провоцировали местных жителей оккупированной польской территории к массовому нелегальному переходу государственной границы в приграничных населенных пунктах,

- организовывали антисоветские выступления, сгоняя на них под угрозой расправы местное население. 

Интенсивность провокаций возрастала по мере приближения войны. За последние четыре месяца 1939 г. по вине германских военнослужащих на западном участке границы возникло более 40 инцидентов.

При рассмотрении многих инцидентов представители германских властей придерживались показной вежливости, пытаясь внешне подчеркнуть «дружественное» отношение к Советскому Союзу.




Практически же они ничего не желали делать для нормализации обстановки. Признавая себя виновными на словах, отказывались это подтверждать документально и, более того, извращая факты, предъявляли незаконные обвинения в дипломатическом порядке.

Германские власти из месяца в месяц активизировали провокационные вылазки. 

Только на участке государственной границы Белорусской ССР за первое полугодие 1940 г. имели место 22 различных инцидента, а во втором полугодии — 187 конфликтов и инцидентов. 

На литовском участке границы с 1 августа 1940 г. по 1 января 1941 г. по вине германских властей возникло 48 инцидентов(1). Все претензии, выдвигаемые советской стороной по этому участку, также признавались германскими властями, но провокации не пресекались, а продолжали постоянно расти.

В первые месяцы выхода на новую линию государственной границы германские власти в провокационных целях на отдельных участках пытались занимать советскую территорию. 



Так, на рава-русском направлении германские войска вошли в деревни Журавце, Нетреба и Майдан. Советской стороне пришлось приложить немало усилий, чтобы мирным путем разрешить этот инцидент, заставить немцев покинуть населенные пункты, принадлежащие СССР.

В последующем, когда в соответствии с договоренностью советская сторона стала проводить подготовительные работы по уточнению новой линии границы, немецкие военнослужащие чинили всяческие препятствия, создавая конфликтные ситуации, в частности мешали работе советских топографов на местности. 

3 декабря 1939 г. один из советских топографов был обстрелян с сопредельной территории в районе деревни Харсы. 

4 и 19 декабря германская пограничная стража в районе Сверже не допустила к работе другого топографа. 

Советские топографы


4 декабря немецкие солдаты пытались разоружить проходившую через Сверже топографическую группу. 

23 декабря в районе Грудек германская пограничная стража не допустила к работе топографа лейтенанта Попова, задержала его и доставила в комендатуру, где его продержали более двух часов. Находившихся при нем двух красноармейцев гитлеровцы не допустили в здание комендатуры, пытаясь создать удобную ситуацию для допроса и компрометации советского офицера. 

9 января 1940 г. германские стражники обстреляли подразделение советских топографов под командованием лейтенанта Саковича, производившего ориентирование пограничного столба в районе деревни Вайкув.

С декабря 1939 г. германская пограничная стража стала умышленно портить пограничные знаки. 

24 декабря в районе станции Остроленка на участке Ломжанского отряда был поврежден герб СССР. 



9 января 1940 г. на участке этого пограничного отряда в районе Малый Трощин произошла подобная же провокация. 

4 января гитлеровцы повредили пограничные знаки на участках Августовского и Чижевского отрядов. 

22 января вновь на участке Чижевского отряда с пограничного столба был сорван Государственный герб СССР (2).




В феврале 1940 г. неизвестные лица с сопредельной территории три раза портили пограничные столбы на перемышльской участке границы (3).

Порча и повреждение пограничных знаков имели место 14 ноября и на участке Августовского отряда.

С лета 1940 г. немцы без предварительного уведомления советской стороны стали производить на границе замену старых пограничных знаков новыми. Командование пограничных войск неоднократно заявляло протесты и требовало прекратить эти недозволенные действия. Однако немецкое командование на отдельных участках продолжало совершать эти акции. 

Немецкий пограничный столб на границе с СССР


30 октября 1940 г. в 15 км юго-восточнее города Тауроген четыре солдата германской пограничной охраны заменили 13 столбиков, определявших прохождение линии государственной границы (4).

В конце 1939 г. и в первой половине 1940 г. германские военные власти организовывали нелегальную переправу местных жителей пограничных районов на территорию СССР, иногда в сопровождении военнослужащих. 


Советские пограничники

14 октября 1939 г. на советском берегу реки Сан (участок Старо-Русского пограничного отряда) высадились семь нарушителей границы, среди них капрал и немецкий солдат, остальные — польские граждане. 

Задержанные поляки заявили, что их переправили на территорию СССР германские военнослужащие за взятку. Это была провокация. 

Законное задержание капрала и солдата немцы использовали для разжигания инцидента. 

Прибывший утром 15 октября немецкий офицер в ультимативной форме, угрожая применить вооруженную силу, потребовал возвращения солдата и капрала. 

Во время переговоров на сопредельной стороне у границы сосредоточилось до эскадрона кавалерии с артиллерией, а ночью наша территория на этом участке освещалась прожекторами. 

После заявления протеста задержанные были переданы представителю германского командования (5).

Гитлеровская кавалерия


10 января 1940 г. на участке Ломжанского пограничного отряда германские оккупационные власти перебросили к границе 400 военнопленных бывшей польской армии и отдали им распоряжение нелегально переходить на советскую территорию. 

77 человек из этой группы перешли в СССР и были задержаны. 

11 января здесь же была задержана легковая машина с немецким офицером, за которой шли 40 военнопленных — поляков

Офицер объяснил свои действия отданным ему распоряжением командования о передаче польских военнопленных в Советский Союз по якобы достигнутому между СССР и Германией соглашению (6).

Немецкий матрос и солдаты у колонны польскихпленных в окрестностях Данцига

Весной 1940 г. подобные провокации прекратились, но с участием реакционно настроенных лиц пограничных районов сопредельной стороны военнослужащие гитлеровской армии стали проводить у линии государственной границы антисоветские сборища

Из толпы в адрес СССР раздавались оскорбительные возгласы и призывы к массовому переходу за границу. Такие факты имели место 9, 11 и 12 апреля 1940 г. Во всех случаях среди провокаторов находились немецкие солдаты.

С первых дней выхода германской армии к границе немецкие офицеры провоцировали советских военнослужащих и граждан на незаконные переговоры через государственную границу, заведомо зная, что такие действия категорически запрещались. Подобным путем противник пробовал вступить в контакты с пограничниками, прощупать их настроения.


На границе перед войной.


С июля 1940 г. на участке Рава-Русского пограничного отряда участились случаи антисоветской агитации через границу, склонения военнослужащих к измене Родине. Такие факты отмечались 3 и 5 июля 1940 г. (7) Ни одна из этих провокаций не достигла цели

Высокое политическое сознание, преданность социалистическому Отечеству, верность воинскому долгу делали советских пограничников стойкими к любым вражеским посулам.

С осени 1940 г. немецкие власти стали осуществлять попытки увезти на сопредельную территорию пограничные наряды, сопровождавшие поезда до границы. 

7 ноября, не реагируя на сигнал старшего лейтенанта Емельянова об остановке сопровождаемого нарядом товарного поезда, немецкий машинист увеличил скорость. Наряд был вынужден соскочить на ходу с поезда всего лишь в нескольких метрах от польской территории (8).


Советский эшелон на границе

14 ноября поезд, следовавший из Германии на станцию Таураге в СССР, не подчинился требованиям пограничного наряда и не остановился при переезде границы. Главный кондуктор объяснил причину нарушения занятостью в это время перепиской служебных документов, в связи с чем «не сумел» предупредить машиниста. Разумеется, столь примитивное объяснение не могло быть принято всерьез.

15 ноября, следуя со станции Таураге в Германию, на сигнал старшего лейтенанта Карпухина об остановке машинист увеличил скорость поезда до 30 км в час. Наряд был вынужден сорвать стоп-кран, поезд был остановлен в 40 метрах от линии границы (9).




С конца апреля 1941 г. германские власти стали часто отказывать в приемке советских поездов на станции Тересполь (напротив Бреста). Такие факты имели место 24, 26, 28, 29 апреля, 5, 15 мая. Свои действия германские власти мотивировали неубедительными причинами.

Передача советских цистерн с нефтью на границе

24 апреля они сослались на неисправность пути на мосту через Буг, хотя до возобновления движения поездов никакого ремонта пути на этом участке не производилось.

28 апреля не приняли очередной поезд из-за «темного времени суток» (20 часов). Ранее же поезда принимались и в более темное время (в 23 часа).

В остальных случаях вообще не объясняли причины отказа и задержки принятия поездов. Истинная причина состояла в том, что в это время в данный район с сопредельной стороны стягивались крупные воинские силы для вторжения в СССР.

Германские власти в провокационных целях, как уже упоминалось, часто обстреливали советскую территорию, пограничников и мирных советских граждан.

Только в 1939 г. обстрелы составили более 80 процентов всех инцидентов, возникших по вине германских властей. Вот некоторые примеры. 8 ноября 1939 г. часовые германской пограничной охраны, замаскировавшись в кустарнике, произвели два выстрела по наряду, находившемуся на охране границы перемышльского участка (10).

На протест представителя пограничной охраны СССР майора Я.И. Тарутина и требование не допускать подобных случаев впредь представитель немецкого командования попытался усугубить инцидент, втянув в него польских граждан. В своем ответе он писал, что будто военнослужащие германской армии строго выполняют международные соглашения на советской границе, а выстрелы производили поляки (11).

Немцы в Польше

Однако спустя восемь дней, 16 ноября, в районе разрушенного моста через реку Сан в городе Перемышль два солдата германской пограничной охраны открыли огонь по убегавшему в СССР польскому гражданину и в нарушение договорных положений, запрещавших в таких случаях вести огонь в сторону сопредельного государства, одним из выстрелов, произведенных в направлении советской территории, убили восьмилетнего мальчика, игравшего в это время на набережной города (12).

На законные требования советской стороны о наказании виновных представитель штаба германских войск, дислоцировавшихся в этом районе, цинично отверг обвинения в происшедшем инциденте и, более того, пытался обвинить советскую сторону в якобы беспорядочной стрельбе на этом участке и ранении женщины на сопредельной территории. Такое поведение официального представителя германского командования свидетельствовало о том, что он получил установку всячески прикрывать провокационные вылазки военнослужащих на советской границе.

Поэтому не случайно обстрелы советской территории, пограничников и мирных граждан приняли систематический характер, а ответы представителей германской стороны на законные протесты и справедливые требования уполномоченных советской пограничной охраны о принятии надлежащих мер к недопущению таких фактов стали шаблонными, как правило, уводившими от рассмотрения вопроса по существу.


Выяснение отношений на границе

Военнослужащие немецкой армии 27 ноября обстреляли пограничников на перемышльском участке в районе села Грабовец. На протест советской стороны по этому инциденту ответ был аналогичен прежним. После этого случая группа германских офицеров 14 декабря обстреляла советский пограничный наряд на том же перемышльском участке границы. Вместо ответа на протест советского представителя германская сторона предъявила меморандум о якобы имевшем место нарушении границы нашими пограничниками и применении ими оружия по местным жителям. Что касается предъявленного протеста, то германский офицер объяснил данный случай стрельбой по зайцу, но стрелявшего якобы установить не удалось.

Сфабрикованные претензии имели своей целью усугубить конфликтные ситуации на западном участке границы, углубить и расширить инциденты. Об этом свидетельствует также провокационный обстрел пограничного наряда 30 декабря 1939 г. отделением гитлеровских солдат в излучине реки Сан, против села Врублик (13).

Перед обстрелом пограничников германские власти прислали меморандум с обвинением в якобы имевшем место 24 декабря обстреле советскими военнослужащими гражданского лица, нарушившего границу и находившегося в это время уже на сопредельной территории.

Подобные вымыслы германского командования с конца 1939 г. приняли систематический характер.


Попытка убедить немцев не провоцировать СССР

В 1939 г. обстрелы германскими военнослужащими советских пограничников и мирных граждан происходили на многих участках.

С 28 октября 1939 г. по 1 января 1940 г. гитлеровцы вели ружейный и пулеметный огонь по пограничникам и местному населению на участке Чижевского отряда семь раз, Брестского — четыре, Августовского — один, Ломжанского — шесть, Владимир-Волынского — два, Рава-Русского — два, Ольшаницкого — два, Мохтатевского — один, Медынского — четыре раза (14).

В результате обстрелов 25 декабря 1939 г. был ранен житель села Добра-Шляхетска М. Ковальчик (15).

Одним из распространенных методов провокаций, приводивших к инцидентам на границе, были частые преднамеренные нарушения границы военнослужащими германской армии.

16 октября через реку Сан на территорию СССР переплыли два солдата вермахта. Один из них сразу же вернулся обратно, а другой остался и начал обменивать у детей германские марки на советские деньги. Здесь его задержали пограничники. При передаче задержанного представитель германского командования обещал принять меры к недопущению нарушений государственной границы немецкими солдатами (16).

25 июля 1940 г. на участке Таурогенского пограничного отряда, в районе деревни Пасвенты, к линии границы подъехала легковая машина с германским офицером и двумя штатскими. Один из них перешел по мосту через границу на советскую территорию и спустился под него. Когда наряд попытался задержать нарушителя, ой сразу же вернулся на сопредельную территорию.

6 ноября 1940 г. на участке 5-й заставы Брестского отряда немецкое командование затеяло более крупную провокацию, инсценировав подготовку переправы крупного подразделения через Буг.

В полдень 20 немецких солдат подтянули к берегу лодку и станковый пулемет, поднесли ящики с боеприпасами. В это же время большие группы военнослужащих стали разбирать проволочный забор. Одновременно напротив 6-й, соседней заставы к реке выдвигались части германских войск. Не добившись своей цели, фашисты стали свертывать операцию. Ночью продолжалось усиленное движение машин и освещение прожекторами приграничной территории.




В декабре 1940 г. на мариампольском участке восемь немецких солдат вторглись на советскую территорию. Заметив пограничный наряд, нарушители возвратились за рубеж.

Такого рода инциденты имели двоякую цель — с одной стороны, попытаться вынудить советских пограничников применить оружие, а затем использовать это как прецедент для расширения конфликта, с другой — германским военнослужащим прививалась мысль о том, что советская сторона не осмелится применить силу против германской армии.

За несколько дней до начала военных действий провокации стали носить еще более откровенный характер.

11 июня группа немецких солдат возводила у линии границы, напротив участка Ломжанского отряда, проволочный забор. Двое из них, не заметив замаскировавшихся пограничников, ползком пересекли рубеж, срезали стоявшее в 10 метрах от линии границы дерево и возвратились на сопредельную территорию.

Наряд не мог применить оружие, так как пули перелетели бы за границу. Вызванный вскоре представитель германского командования признал совершившийся факт, подписал соответствующий акт (17).

Как и прежде, обещание принять меры было чисто формальным.

В этот же день в районе города Перемышль, где готовилось вторжение в СССР одной из главных группировок противника, в полночь у линии границы на сопредельной территории было произведено шесть выстрелов из сигнальных ракетниц.

К месту происшествия прибыли два соседних пограничных наряда и тревожные группы с двух застав. В момент, когда один из нарядов, возглавляемый красноармейцем Мельниковым, снялся с охраняемого участка и пошел на место, на охраняемый им участок высадился немецкий десант и протянул на советскую территорию через реку Буг многожильный телефонный кабель, который гитлеровцы пытались подключить к советским линиям связи для прослушивания телефонных переговоров.

Быстрое возвращение наряда сорвало эту затею. 

На заявленный протест представителем советской пограничной охраны германские власти ответа так и не дали, поскольку в данном случае трудно было сочинить легенду, которая хотя бы формально могла скрыть истинную цель этой провокации 18).

С мая 1940 г. по вине сопредельной стороны начали возникать инциденты на советско-венгерской границе. 6 мая три венгерских солдата подошли к линии границы, попытались вступить в разговоры с пограничниками. После предупреждения они удалились (19).

Два венгра по бокам и итальянец посередине - оккупанты в 1941 году.

14 июня пять венгерских солдат перешли границу, замаскировались в кустах, но вскоре возвратились за рубеж. За вторжением этой группы на советскую территорию наблюдали около 30 военнослужащих венгерской армии (20).


Венгры в 1940-м.

6 декабря 1940 г. с венгерской территории дважды был обстрелян наряд. Пули пролетели вблизи пограничников. В это же время представители венгерской пограничной охраны стали применять тактику предъявления необоснованных претензий СССР по пограничным вопросам, одновременно затягивали ответы на претензии советской стороны.

Здесь приведена лишь часть фактов провокаций. Они свидетельствуют об их заблаговременной подготовке и преднамеренном осуществлении командованием германской армии и органами гитлеровской разведки. Нетрудно убедиться, что все они имели четко определенную цель — вынудить советских пограничников принимать ответные меры.

Многочисленные и разнообразные провокации на советской границе своевременно пресекались.




Стойкость, мужество и выдержка пограничников, их высокое сознание долга перед Родиной не позволили гитлеровскому командованию использовать ни один инцидент и конфликт, преднамеренно спровоцированный германскими властями, в качестве предлога для развязывания военных действий локального порядка, которые бы впоследствии смогли послужить предлогом начала войны против СССР.


Примечания


1. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 356.

2. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 291.

3. См. там же, с. 297.

4. См. там же, с. 339.

5. См. там же, с. 281.

6. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 289.

7. См. там же, с. 314.

8. См. там же, с. 340—341.

9. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 343.

10. См. там же, с. 285.

11. См. там же, с. 286.

12. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 285.

13. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 287.

14. См. там же, с. 293—296.

15. См. там же, с. 296.

16. См. там же, с. 281.

17. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 392.

18. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 399.

19. См. там же, с. 307.

20. См. там же, с. 309.


источник:


Разведопрос: 
Игорь Пыхалов о разведке перед Великой Отечественной войной



Если ролик не открывается, вот другая ссылка.

---


---

суббота, 22 сентября 2018 г.

Что представляет собой Храм Христа Спасителя?



Опер сооющает:

Легенды и мифы Храма Христа Спасителя 






Итак, давайте разберемся: а что представляет собой Храм Христа Спасителя? Что это за храм? 

Чтобы это понять, для начала давайте рассмотрим историю его создания и развенчаем некоторые мифы. 

Миф 1. 

Идея создания храма – целиком заслуга церкви 

Это миф чистой воды. Идея создания храма принадлежит русскому архитектору Константину Андреевичу Тону (26 октября (6 ноября) 1794 — 25 января (6 февраля) 1881): он предложил возвести кафедральный собор в память о победе над Наполеоном. 

Свою идею Тон доложил царю в ноябре 1812 года, когда исход Отечественной войны был фактически предрешен. Эта идея настолько понравилась императору Александру 1, что уже в день, когда последние наполеоновские солдаты покинули пределы России (25 декабря 1812 года), император Александр I подписал Высочайший Манифест о построении церкви в Москве. 

 
Константин Тон. Портрет работы Карла Брюллова 



Так что, в отношении креатива РПЦ надо вести себя несколько скромнее: к самой идее никто из иерархов не имел никакого отношения. 



Миф 2. 

Храм сооружался на народные деньги – до копейки. 


О, вот тут мы с вами касаемся очень пикантной темы!. 

После подписания императором Высочайшего манифеста прошло 2 года. 
В 1814 был проведён открытый международный конкурс с участием ведущих архитекторов того времени – например, в конкурсе приняли участие Кваренги, Стасов, Воронихин и другие. Естественно, в конкурсе принял участие и Константин Тон. 

Однако, победителем, к всеобщему удивлению, император объявил проект молодого (28 лет) архитектора Карла Магнуса Витберга. Удивление (и обиду) вызвало и то, что сам Витберг архитектором не был. Была возмущена и церковь: Витберг был масоном (!) и лютеранином



Александр Лаврентьевич Витберг 26 января 1787 — 24 января 1855 



Хотя все признали, что проект Витберга был поистине великолепен! 

Если бы современный ХХС был бы воссоздан по проекту Витберга, то храм был бы больше в три раза! 

Проект Витберга включал в себя Пантеон погибших, колоннаду из 600 колонн из трофейных пушек, а также памятники русским монархам и знаменитым полководцам. 



Проект ХХС работы Александра Витберга 





Однако церковным иерархам было плевать на проект: особую ярость иерархов вызывало лишь то, что Витберг не православный. Поэтому церковь подняла скандал. Дабы сохранить проект и погасить скандал Витберг принял православие и с тех пор вошел в историю как Александр Лаврентьевич Витберг. [ Чего не сделаешь ради славы и денег. ]

По первоначальному проекту строительство было решено вести на Воробьёвых горах. 

Государство выделило на эти цели фантастическую по тем временам сумму: 16 млн. рублей. 

Поступили и пожертвования от частных лиц: так, семья Багратиона пожертвовала на строительство, Денис Давыдов, Платов и многие другие. 

Жертвовали и простые солдаты, ветераны Отечественной войны. Однако, общий размер пожертвований, поступивших от частных лиц, составил менее 100 тысяч рублей. 

Разумеется, эта сумма по тем временам была немалая, однако, она была менее 0,5% от общей суммы, выделенной на строительство. 

Но дело даже не в этом. 

В пятилетнюю годовщину ухода французов из Москвы, 12 октября 1817 года, в присутствии императора Александра I на Воробьёвых горах по проекту Витберга был заложен храм. 

Стройка была масштабной: для нее согнали более 20 тысяч крепостных крестьян

Однако вскоре темпы вначале резко снизились, а потом и вовсе все превратилось, говоря современным языком, в «долгострой». За первые 7 лет не удалось даже завершить (опять-таки, говоря современным языком) «нулевой цикл». 

Деньги разворовывались с поразительной быстротой. Подрядчики завышали цены в разы, смертность среди строителей была высокой, крепостных часто отвлекали на строительство посторонних объектов, стройматериалы разворовывались. 

Все это привело к тому, что первое, что сделал Николай 1, взойдя на престол в 1825 году – остановил строительство и назначил следственную комиссию, которая выяснила страшные вещи: почти половина выделенных средств была потрачена, как сейчас говорят, «нецелевым образом»! Миллион рублей вообще было банально украдено. 

В результате Витберг, многие подрядчики, а также руководители строительства были отданы под суд по обвинению в растрате. Судебный процесс длился 8 лет. 

В 1835 году «за злоупотребление доверием императора и за ущербы, нанесенные казне» подсудимые были оштрафованы на миллион рублей, а Витберг был сослан в Вятку. Кстати, вот и думаю: может, тогда и началась практика распилов и откатов? 

И только в 1831 году, безо всякого конкурса, император Николай 1 лично назначил архитектором Константина Тона и утвердил его проект. На этот раз все деньги выделялись исключительно из казны и расходовались под строжайшим контролем

Так что, нынешний храм возведен не на народные деньги: не надо «бабушку лохматить». 



Миф 3. 

Храм строился на пустыре и был освящен. 


Вот тут мы касаемся одной из самых неприглядных страниц в истории этого злополучного храма. 

Действительно, если бы храм был построен по проекту Витберга на Воробьевых горах, то действительно: это был пустырь. 

Но в 1831 году император Николай Павлович, взбешенный скандалом со строительство храма по проекту Витберга, не только безо всякого конкурса утвердил строительство храма по проекту Константина Тона, но и вдобавок сам выбрал место для храма: на Чертолье (Волхонка). 

Причем, сам процесс выбора происходил забавно: император подошел к столу, на котором была разложена карта Москвы, посмотрел на нее и ткнул пальцем в карту. Перечить царю никто не посмел. 

Поэтому все постройки на этом месте, принадлежащие частным лицам, были либо куплены, а государственные постройки — снесены. 

Но вся пикантность ситуации заключалась в том, что царь не глядя ткнул в место, где был аккурат расположен… Алексеевский женский монастырь: памятник XVII века, построенный в 1518 году!!! 



Алексеевский монастырь. Картина Карла Рабуса, 1838



 



Не рискнули перечить царю и иерархи церкви: они спешно благословили проект, благословили разрушение (!) монастыря, и перевод его в Красное село! 

Но сами монахини не простили церкви разрушение уникального памятника старины! Игуменья Алексеевской обители прокляла это место и предрекла, что ничто не устоит на нём дольше 50 лет. 

Кстати, так оно и случилось! 

Кстати, когда иерархи РПЦ клянут большевиков за разрушение церквей, не худо было бы на себя оборотиться и на свои дела взглянуть. Впрочем, об этом разговор еще впереди. Важно понять другое: Храм Христа Спасителя был построен далеко не на пустом месте и был не освящен, а проклят. 



Миф 4. 

Злые большевики разрушили храм, как вандалы, дабы разрушить православную веру. 


Это тоже миф, хотя разоблачить его достаточно трудно, ибо здесь правда смешалась с вымыслом. Но я все-таки попробую… Для этого прошу вас, сограждане запастись терпением, поскольку тут важна предыстория, а посему необходима краткая историческая справка. 

Как уже было сказано, строительство храма Христа Спасителя было начато вторично в 1831 году и продолжалось более 50 лет (поскольку неоднократно приостанавливалось). 

Завершение строительства (то есть торжественное освящение храма) состоялось 26 мая (7 июня) 1883 года состоялось в присутствии Императора Александра III. Я прошу запомнить эту дату – 1883 год – ибо эта дата крайне важна. 

К 1917 году в Российской империи насчитывалось в общей сложности 79 тысяч православных храмов. 

До Октябрьской революции все храмы и весь притч содержались за счет казны. 

Царская Россия тратила на содержание церквей гигантские суммы. 

После революции первоначально отношения между большевиками и православной церковью были нормальные. Больше того: когда в декабре 1917 годы была ограблена Патриаршая Ризница, то Феликс Дзержинский взял расследование под свой личный контроль – в результате в марте 1918 года 90% похищенного было возвращено. 

Однако после начала Гражданской войны после выходки патриарха Тихона (который, напомню, отказался дать денег большевикам на закупку хлеба), произошло отделение церкви от государства (см. «Инструкция народного комиссариата юстиции от 24.08.1918 года»). 

Согласно этому документу, подписанному тогдашним Народным Комиссаром Юстиции Курским, все храмы были переданы верующим! То есть произошло отделение церкви от государства. Подчеркиваю: все храмы. То есть просто-напросто государство сняло с себя обязанность содержать церковь. В том числе и притч. 

Затем произошло то, что и должно было произойти. В результате отмены уголовных уложений царской России 80% верующих прекратили с церковью всякие отношения. А в результате отмены финансирования 96% духовенства банально сбежали (кстати, многие сбегали, прихватив с собой и церковную утварь). 

До 17 года в России насчитывалось более полумиллиона священников – в итоге их осталось не более 20 тысяч. И вовсе не потому, что их убивали большевики: 20-е годы большевиками было расстреляно 28 епископов и около 1200 священников (кстати, ни один не был расстрелян «за веру» — это было участие в заговорах). Повторяю: основная масса банально сбежала и переквалифицировалась. 

Поэтому возникла проблема: из 79 тысяч церквей большинство банально пустовало. 

Вот почему в 1928 году Главнауки провел ревизию, целью которой было желание понять: а что делать с такой массой зданий? 

В результате были выработаны критерии и все храмы были условно поделены на 4 группы

Первая группа: храмы, построенные до 1613 года, объявлялись неприкосновенными и действующими; 


Вторая группа: храмы, построенные в период с 1613 по 1725 год, объявлялись действующими, но «в случае особой необходимости» могли подвергаться реконструкции или перепрофилированы как храм третьей группы; 


Третья группа: храмы, построенные в период с 1725 по 1825 год объявлялись памятниками, сохранялись и реставрировались только фасады, но внутри перепрофилировались; 


Четвертая группа: храмы, построенные после 1825 года к памятникам не причислялись и государством не охранялись. И при необходимости могли либо реконструировать фасад, либо сноситься. 


Далее, 2 июня 1931 года состоялось заседание Политбюро ВКП(б), на котором был утвержден проект реконструкции Москвы. Согласно этому плану, на месте Храма Христа Спасителя было запланировано строительство Дворца Советов. Соответственно, 13 июля 1931 года состоялось заседание ВЦИК СССР под председательством М. И. Калинина, на котором было принято решение: 

«Местом для строительства Дворца Советов избрать площадь храма Христа в гор. Москве со сносом самого храма и с необходимым расширением площади». 

Вот почему храм был снесен. 





Кстати, историческая правда и в том, что на документе, подписанном Калининым, также стояла подпись тогдашнего патриарха Сергия… 

Теперь произведем небольшой арифметический подсчет. На момент принятия этого решения возраст храма составлял 48 лет. 

Теперь задумайтесь, сограждане, — что такое 48 лет? На сегодняшний день это здание, возведенное в 1964 году. Скажите, вы будете протестовать против сноса хрущевок, построенных в это время? 

Я не оправдываю большевиков. И симпатий к ним отнюдь не питаю. [ Это мнение автора статьи. ] Но следует понять, что на тот момент это здание на самом деле действительно никакой исторической ценности не представляло! И это было согласовано с патриархом Сергием. 

Так что, тут все хороши… 

Послесловие 

PS. Все вышеизложенные факты подтверждаются документами.

https://странаобщения.рф/Опер/весть/51821

-----------------

  • Христианам на заметку про пост. Будет интересно всем...

  • ГУЛАГ без солженицинских приколов. Реально.

  • Христианское миропонимание и мироустроение. Ад...

  • Душа Дух Совесть Воля. Ведическое понимание.

  • Чужой Креститель или 1000 наложниц у 4-летнего князя...

  • ОККУПАЦИЯ 1812. Россия под немцами. Римский Союз.

  • Римская империя нищебродов. Откуда эта напасть?

  • Римская империя германцев - небольшое уточнение для...

  • Последняя династия Римских Императоров

  • Задорнов о римском праве и суде над староверами

  • Римское право - это право общества рабовладельческой формации...

  • ---