пятница, 10 февраля 2017 г.

Дети Чапаева

Чапаеву 130 лет



9 февраля Василию Ивановичу Чапаеву Исполнилось 130 лет. Попалась интересная статья о его детях, которой и хочу поделиться.
Чапаев культовая личность, не потому, что его "пиарили", а... Вобщем не буду предвосхищать.

130-летию со дня рождения В.И. Чапаева посвящается.


Накануне юбилея какого-то знаменитого человека, как правило, вспоминают о фактах его биографии. Но о нашем юбиляре, Василии Ивановиче Чапаеве, столько всего за много лет написано, что, кажется, любая публикация будет казаться повторением пройденного. Поэтому я расскажу немного о его детях. Их у Чапаева было трое: Александр, Клавдия и Аркадий. Жена Пелагея оставила семью, уйдя к другому, незадолго до революции 1917 года. Так что несколько лет своей жизни «чапаята» пробыли вместе с отцом почти в боевой обстановке, когда он сражался с белогвардейцами.Это и сыграло огромную роль в их выборе своей судьбы.

Александр.


----------

Александр


Из всей троицы только Александр родился в Балакове – 10 августа 1910 года (по старому стилю). Он и стал самым знаменитым из Чапаевских наследников. Кадровый офицер, он прошёл всю Великую Отечественную, прославился отвагой и мужеством и дослужился до генерала.

Боевой путь начинал командиром дивизиона 511 гаубичного артиллерийского полка 133-й стрелковой дивизию, стойко сражался на подступах к Москве, где был впервые ранен и где получил первую награду – орден Красного Знамени.

«24 декабря в районе д. Льгово противник предпринял “психическую” атаку. Капитан Чапаев, лично корректируя огонь дивизиона под сильным автоматным и миномётным огнём врага, отбил эту атаку, нанеся вражеской пехоте и миномётам большое поражение, – записано в наградном листе. – 27 декабря, находясь на командном пункте, тов. Чапаев был ранен осколком вражеской мины. Несмотря на ранение продолжал командовать дивизионом, и только вмешательство старших начальников заставило его оставить НП и уехать в госпиталь».

Вторым орденом, Александра Невского, Александр Васильевич, уже командир артполка 16-й истребительной бригады, был награждён за отличие во время знаменитой битвы на Курской дуге. И снова читаем наградной лист:

«Особо отличился в наступательных боях Красной Армии в период с 15 января по 25 февраля 1943 г. Только в одном бою, 29 января, в д. Першино Нижне-Девицкого района Курской области, попав в сложную обстановку, вёл бой с превосходящими силами противника, расстреливая прямой наводкой немецкую пехоту, пытавшуюся прорваться из кольца окружения. Несмотря на отсутствие пехоты в этом бою, благодаря исключительно самоотверженной работе орудийных расчётов и личному руководству, полк Чапаева в этом бою истребил до 1200 солдат и офицеров противника, взял в плен 403 человека, захватил 11 орудий, 27 пулемётов, 19 автоматов, до 700 винтовок и 51 лошадь.
В другом бою, под г. Нижне-Девицк и Горшечное, полк прямой наводкой расстрелял до двух батальонов отступающей пехоты и уничтожил несколько автомашин и орудий на походе.

В бою 15 февраля под руководством и при личном участии тов. Чапаева артиллеристами полка, пошедшими в атаку была взята д. Пятихатка, и полк первым с подразделениями 472 стрелкового полка ворвался в Харьков».

После этого было ещё одно, тяжёлое ранение и множество наград, среди которых ещё один орден Красного Знамени, ордена Отечественной войны I степени и Суворова. Любопытно, что во всех наградных листах, по непонятной причине, указывается другой год рождения – 1912-й, а в одном из них есть запись, что Александр Чапаев был призван Балаковским военкоматом в 1933 году, хотя никаких сведений о том, что он до призыва в армию жил в Балакове, нет.

После войны Александр Васильевич неоднократно приезжал на свою родину и встречался с земляками. Боевой генерал скончался 7 марта 1985 года и похоронен на Кунцевском кладбище в Москве. Кстати, на надгробном памятнике дата рождения указана правильная – 23 августа 1910 года, по старому стилю как раз получается 10 число.

Аркадий




Младший брат Александра Аркадий родился 12 августа 1914 года в Мелекесе (теперь Димитровград Ульяновской области), куда Чапаевы перебрались в поисках лучшей доли. Он тоже стал военным, но только лётчиком. Закончил Ленинградскую военно-теоретическую школу лётчиков ВВС РККА, затем военную школу лётчиков в Энгельсе. 
Здесь, во время учёбы Аркадий настолько проявил себя, что его избрали депутатом горсовета. Затем он являлся кандидатом в члены правительства и членом центрального исполнительного комитета республики немцев Поволжья, столицей которой был Энгельс, а в 1935 году был избран делегатом на VII Всесоюзный съезд Советов.

Осенью 1938 года Аркадий поступил слушателем в Военно-воздушную академию РККА имени Н. Е. Жуковского. Он водил дружбу со многими известными лётчиками, в том числе, с самым знаменитым, Валерием Чкаловым, с которым жил в одном подъезде. Когда 15 декабря 1938 года Чкалов погиб, именно Аркадию выпала тяжёлая миссия сообщить о трагедии его родным.

В конце июня 1939 года Чапаева направили в Борисоглебск, на базу Борисоглебской лётной школы, для прохождения практики. 6 июля во время зачётного полёта на «И-16» Аркадий погиб: после блестящего исполнения большинства фигур высшего пилотажа самолёт неожиданно сорвался в штопор и на большой скорости упал в озеро Большой Ильмень, почти полностью зарывшись в илистое дно.

Точную причину трагедии установить так и не удалось. Версий было несколько. Основная закреплена на обелиске, установленном на могиле Аркадия в Борисоглебске: «…на истребителе И-16 отказал двигатель, лётчик пытался отвернуть падающий самолёт от населённого пункта. Сам погиб, а людей спас».

В последние годы проявилась история о несчастной любви. Правнучка Василия Ивановича Чапаева Евгения утверждает, что накануне своего последнего полёта Аркадий поссорился с женой и, по всей видимости, просто решил свести с жизнью счёты.
Однако в это верится с трудом. Дети легендарного Чапая были достойны своего отца и никогда не пасовали перед трудностями.

Клавдия

Клавдия Васильевна с правнучкой.


Небывалой стойкостью отличалась и Клава. Ещё в детстве она могла умереть в Балакове. Сюда, к дедушке с бабушкой, её отправили после гибели отца. А братьев забрала к себе вторая жена Чапаева.

Всё бы ничего: под крылом самых близких родных как-то надёжнее, – но вскоре эти близкие умирают, и десятилетняя Клава остаётся совершенно одна, да ещё в самый голодный, 1921-й год. Несмотря на то, что балаковцы хотели, чтобы их город переименовали в Чапаев, до детей героя-земляка им почему-то не было дела.

Тогда в подобной ситуации ребёнку грозили либо смерть, либо беспризорничество. Первая мировая и гражданская войны многих детей оставили сиротами, и детские дома были переполнены. Не хватали ни еды, ни одежды. Малыши и подростки спали прямо на полу. Отсутствие калорийной пищи и лекарств порождало множество болезней. Детство превращалось в сплошной кошмар борьбы за жизнь: справится организм – хорошо, а нет – значит, не судьба.

Клаве Чапаевой повезло. О ней позаботилась заведующая балаковским управлением народного образования Александра Ивановна Спиридонова. Благодаря её стараниям Клава, в отличие от других детей, спала на кровати, поставленной в кабинете заведующей одного из детских домов города.

Но это продолжалось недолго: благодетельницу перевели работать в Самару. Александре Ивановне тяжело было расставаться с полюбившейся ей девочкой, но она ничего не могла поделать: время было страшное, участились случаи людоедства, обезумевшие от голода люди могли выкрасть ребёнка по дороге.

– Путь неблизкий и опасный. Я и сама не знаю, как доеду и довезу ли сына, – со слезами на глазах объясняла Александра Ивановна Клаве. – Но скоро я за тобой обязательно приеду, – пообещала она и наказала своим работникам беречь дочь героя гражданской войны как зеницу ока.

Однако после её отъезда в детдоме сменилась заведующая, и Клава стала жить вместе с другими детьми. Тут-то и начались болезни одна за другой. Клава за короткий срок переболела всеми видами тифа и чесоткой. Девочка исхудала, всё её тело покрылось язвами, и когда Александра Ивановна и её сын Юра приехали за Клавой, они её не узнали.

Ужаснувшись и изругав всех на чём свет стоит, Александра Ивановна подхватила Клаву и, забинтовав буквально всё её гноящееся тело, бросилась на пароход.

У Спиридоновых-то каюта была, а Клаву они положили на составленные вместе кресла в большом салоне первого класса, битком забитом мешочниками. Когда Александра Ивановна стала менять повязки, мешочники [ беженцы с мешками или торгаши ] увидели язвы и взбунтовались:

– Проказа! В Волгу её! В Волгу!

Но Спиридонова выхватила наган, выданный ей, по всей вероятности, самарскими властями, и предупредила беснующуюся толпу, что убьёт любого, кто подойдёт к девочке. Потом дала оружие Юре и, велев не спускать с мешочников глаз и стрелять, в случае чего, без предупреждения, спокойно сделала перевязку. Так, под охраной, Клаву и довезли до Самары.

Спиридоновы жили в детдоме, в отведённой им маленькой комнатке, где стояла одна-единственная кровать, которая и стала временным Клавиным пристанищем. Сами хозяева разместились на полу.

Как только девочка немного пришла в себя, Александра Ивановна перевезла её в больницу, расположенную во дворе, и строго-настрого приказала врачам:

– Это знаете, чья дочка?.. Если не вылечите её, пеняйте на себя.

И врачи старались. Чтобы Клава не скучала, к ней приходил Юра. Он приносил что-нибудь вкусненькое, рассказывал разные истории и даже песни пел. Постоянно навещала больную и Спиридонова.

Когда хворь чесоточная с Клавиной кожи сошла, Александра Ивановна поместила её в детдомовский изолятор. Там Клаву, измученную жестокими болезнями и доведённую до дистрофии, уже долечивали и откармливали.

Осенью 1922 года в Самару вошла чапаевская дивизия, где помнили и чтили своего первого командира. Случай распорядился так, что штаб занял здание, которое находилось рядом с детским домом. Узнав, что по соседству лечится дочка Чапаева, командир, комиссар и начальник штаба отправились к ней. Они не сразу поверили, что перед ними та самая девочка, которую они катали на закорках ещё в Пугачёве в 1918 году, когда дивизия только формировалась. Но Клава назвала их всех по имени, и все сомнения развеялись. Они бросились к дочке своего любимого начдива, заплакали и извинились, что не признали её.

И взяли чапаевцы Клаву под свою опеку. В то время в детдоме голод страшный был: детям давали лишь по кусочку чёрного хлеба. А Клаве из красноармейских запасов передали и какао, и сгущённое молоко, и белый хлеб, и масло. Ничего бойцы для неё не жалели.

На пятую годовщину Красной Армии детдомовцев пригласили на праздник в дивизионные казармы. Сначала, как обычно, было торжественное собрание, на котором командир дивизии объявил, что чапаевцы берут шефство над всем детским домом.

Вызвали из зала Клаву Чапаеву и вручили ей, как представительнице детдома, красное знамя.

– Скажи ответное слово, – зашептали из президиума.

– Я не знаю, что сказать, – пожала плечами Клава.

– Тогда мы тебе подсказывать будем.

И стали подсказывать тихонько. Клава повторяла-повторяла, а когда чего-то не расслышала, вдруг неожиданно для всех громко попросила:

– Подсказывайте погромче.

Зал зааплодировал и засмеялся. Потом Клава вместе со всеми танцевала и пела.
Вдруг в самый разгар веселья какой-то солдат подхватил девочку на руки и, со словами «пойдём, я тебе что-то покажу», понёс её в другой зал. Первое, что бросилось в глаза, – длинные столы, покрытые белыми скатертями и заставленные едой (для праздничного обеда), а потом…

Потом Клава увидела… папу. Он стоял у стены напротив, в своей привычной военной форме и ласково смотрел на дочку.

– Папа! Папа! – вырвалась Клава из рук солдата, кинулась через весь зал к отцу и бросилась ему на шею…

Нет, это был не папа – это был его портрет в полный рост.

Девочка упала в обморок…

Больше подобных «экспериментов» не проводили. Клава не стала дочерю полка. Приехала мачеха, вторая жена отца, и забрала её к себе, а там уже началась другая жизнь.

Клавдия Васильевна вышла замуж за военного и всю жизнь посвятила изучению документов, связанных с жизнью её отца и боевой биографией Чапаевской дивизии. Это она ускорила процедуру открытия в Балакове дома-музея Чапаева, будучи руководителем одного из отделов Саратовского обкома ВКП(б) во время войны. Это она, совместно с братом Александром и чапаевцем Яковом Володихиным, написала наиболее полное документальное исследование о Чапаеве.

Клавдия Васильевна часто приезжала в Балаково. Во время одного из последних приездов, в 1995 году, она и рассказала автору этих строк историю своего чудесного спасения.
Дочь народного героя скончалась 21 сентября 1999 года в возрасте 87 лет и похоронена в Москве на Перловском кладбище.




1995-2017 Юрий Каргин

источник 


Дополнительно:





Комментариев нет:

Отправить комментарий