среда, 23 марта 2016 г.

Титан - многостаночник. Николай Львов.

На этот раз в мои сети попал многогранный человек.

Цитата:

"Писать о Николае Александровиче Львове увлекательно и трудно. То и другое потому, что был он личностью крупной, необыкновенной, даже если хотите, загадочной, многогранной, и каждая грань его таланта заслуживает отдельного, достойного внимания рассказа. Это был человек из породы Леонардо, Ломоносова - людей, не так уж часто посещающих Землю, людей, которым интересно жить в этом мире, для которых увлеченность, страсть к познанию - высшая страсть в жизни. Он был из тех, кто смотрел на природу не восхищенными глазами наблюдателя, а преображал ее, заботясь прежде всего о пользе отечества. Такие люди неизбежно находились впереди своего времени или, по крайней мере, на самом переднем его рубеже.

Любопытно, что старая энциклопедия Брокгауза и Ефрона видит Львова лишь как литератора и поэта XVIII века, оставляя без внимания или упоминая вскользь другие стороны его деятельности. Большая советская энциклопедия пишет о Львове прежде всего как о выдающемся архитекторе. Другие, специальные энциклопедии и справочники могли бы сделать упор на ином - и тоже было бы справедливо." (источник)

Видео о Титане...

Тайное становится явным - Николай Львов - титан эпохи русского Возрождения


Если ролик не открывается, вот другая ссылка.

---

Кратко о биографии:
Никола́й Алекса́ндрович Львов
4 [15] мая 1751, имение Никольское-Черенчицы близ Торжка, ныне Тверской области — 22 декабря 1803 [3 января 1804], Москва)


Один из самых ярких и разносторонних представителей Русского Просвещения: архитектор-палладианец, график, поэт, переводчик, музыкант.

Рано потерял отца.

В 1769 [ему 18 лет] Львов поступил в Преображенский полк. Много занимался самообразованием. В школе Бибикова (Измайловский полк) создал кружок «Четырех разумных общников». С конца 1770 вокруг Львова сложился круг людей, объединённых общностью взглядов, творческих поисков, жизненных позиций.

В столице [Петербурге] высокий красавец с тонкими чертами лица поселился у братьев Соймоновых, близких своих родственников. Это была культурнейшая семья, известная в Петербурге своей патриотической настроенностью. 
Отец - Федор Иванович Соймонов - первый русский гидрограф, картограф, составитель карты Каспийского моря, - в последний год правления Анны Иоанновны был осужден по делу Волынского за выступление против Бирона и вместе с архитектором Петром Еропкиным приговорен к четвертованию.(!!!) Правда, он избежал смерти, был бит кнутом на площади и сослан в Сибирь. 
Один из его сыновей - Михаил Федорович, президент Берг-коллегии горного ведомства, - был учредителем Горного института и первым его директором
Другой - Юрий Федорович - занимался строительством и гражданской архитектурой. 

Самое поразительное, что Львов нигде основательно не учился. Мало того, до восемнадцати лет вообще был захолустным дворянским недорослем, который, по словам знавшего его лично биографа, "лепетал несколько слов по-французски, а по-русски писать почти не умел" [может также и о Ломоносове говорили тогдашние "ученые"]. Но одновременно говорят, что он имел безукоризненный природный вкус и поэтическое чутье.

Всего десять лет понадобилось Львову, чтобы, начав с азов, собственными усилиями достигнуть уровня высококультурногo, эрудированного человека, стать архитектором!  [Однако вы заметили, что семья Соймоновых, в которой он проживал, была совершенно неординарной] Для многих [его биографов] это так и осталось загадкой [Однако самообразование - великая вещь!]. До сих пор искусствоведы не верят, что Львов не учился у кого-либо из известных архитекторов того времени. Но подтвердить свои сомнения документально не могут [Веселые люди].



Прошло время и он стал одним из эрудированных и остроумных людей своего времени. С ним советовались лучшие люди. В рукописях Державина сохранилось множество пометок и поправок, сделанных рукой Львова. Ему прежде всего показал Державин свою знаменитую оду "Фелица".

Ни военная служба, ни сердечные дела не мешали Львову учиться. Его острый, цепкий ум позволял схватывать и усваивать знания во много раз скорее, чем это могли другие. "Казалось, что время за ним не поспевало: так быстро побеждал он грубую природу и преодолевал труды, на пути к приобретению сих знаний необходимые", - писал о нем современник. Львов учился везде, где только мог: и в державинском кружке, и общаясь с художниками, но больше всего знаний он черпал из книг - читал много, постоянно, с карандашом в руках, даже в дороге, что в те времена было делом непростым...

Занимался Львов архитектурой, археологией, химией, геологией, механикой, собирал народные песни, создал стихотворный перевод Анакреонтовых песен, был талантливым гравёром и рисовальщиком. В 1783 Львов был избран в Российскую Академию, с 1785 был почётным членом Академии художеств.
 Он занялся поиском на Валдайской возвышенности каменного - или, как тогда говорили, земляного угля [недоброжелатели сильно мешали ему внедрять отечественное вместо иностранного], желая сократить порубки драгоценного леса и освободить страну от привозного, из Англии, топлива, и обнаружил месторождение в Боровичах, осваивать которое начали лишь в советское время [Сделал для Родины]. С той же целью он разведывал залежи торфа под Москвой. Научился добывать из этого угля серу, также целиком ввозимую тогда из-за границы, и особую смолу для корабельных снастей и покрытия днищ судов. Машина Львова для производства картона дала толчок для механизации бумажного производства, бывшего до того времени полностью ручным.

Он обследовал на Кавказе минеральные источники и проектировал водные лечебницы, которые могли бы конкурировать с иностранными [Патриот].

Львов усовершенствовал доступный способ постройки зданий из земли (землебитного строения), дешевого и огнестойкого материала, что было важно для вечно страдавших от пожаров деревень и сел в безлесных районах, а также открыл школу у себя в имении, научив за шесть лет более восьмисот присланных из разных губерний крестьян строить такие дома. Изобрел новый строительный материал - "каменный картон". Талант Львова-конструктора проявился в разработке способов отопления и вентиляции зданий.

Императорские дворцы Гатчины
Глинобитный дворец


Разнообразие интересов Львова нашло отражение и в тематике его книг: от трудов о печах и каминах и об употреблении земляного угля до «Летописца великого русского» и известного сборника «Собрание русских народных песен с их голосами» (1790), которому автор предпослал свой трактат «О русском народном пении».

Большой интерес он проявлял к проблеме народности, что нашло отражение в его либретто к комической опере Е. И. Фомина «Ямщики на подставе» («Игрище невзначай») (1787). Львов являлся одним из основоположников пейзажного стиля в русском садоводстве.

Великолепный рисовальщик, он создал проект звезды и знаков ордена Владимира.

Нашёл и опубликовал с предисловием две летописи Древней Руси: «Летописец русский от пришествия Рюрика до кончины Иоанна Васильевича» (1792) и «Подробную летопись от начала России до Полтавской Баталии» (1798—1799).

"Не было искусства, к которому он был бы равнодушен, - писал о Львове современник, - не было таланта, к которому он не проложил тропинки; все его занимало, все возбуждало его ум и разгорячало сердце"... "устойчивый в преодолении всякого рода затруднений".

По самым скромным подсчетам, Львов спроектировал и за очень небольшим исключением построил более тридцати зданий разного назначения. Все дошедшие до нас постройки ценятся как замечательные архитектурные памятники классицизма.

Плюс:
Здесь можно увидеть множество фотографий строений, относящихся к Н.А.Львову.


Использованы также материалы Википедии.

P.S. - Яркий пример увлекающегося жизнью человека с творческой жилкой. Всё увиденное на своем пути осваивал с карандашом в руках - это ли не предназначение человека на Земле?

Очень достойно потрудился. Наш человек - творец.

---



Комментариев нет:

Отправить комментарий